Jump to content
Sign in to follow this  
dickblower

Бордели в Третьем Рейхе

Recommended Posts

В связи с многочисленными случаями изнасилований, гомосексуализма и заболеваний солдат, 9 сентября 1939 года министр внутренних дел Вильгельм Фрик издал указ о создании публичных домов на оккупированных территориях.

Первой и самой мощной индустрией женского тела стала Франция. Капитулировав 22 июня 1940 года, она предоставила свои многочисленные бордели немецким оккупантам. А во второй половине июля уже подоспели два приказа о пресечении уличной проституции и создании борделей для вермахта.

Нацисты конфисковали приглянувшиеся дома терпимости, набрали руководство и персонал, придерживаясь критериев арийской расовой чистоты. Офицерам эти заведения посещать запрещалось, для них были созданы специальные гостиницы. Таким образом командование Вермахта хотело пресечь мужеложство и распространение венерических заболеваний в армии; повысить стимул и стойкость солдата; пресечь интимные связи на стороне, из-за боязни шпионажа и рождения «неполноценных»; и насытить сексом, чтобы пресечь преступления на сексуальной почве, расшатывающие ряды армии.

23 сентября глав.воен.врач одного из четырёх округов, на которые была поделена Франция, докладывает начальству: – «Публичные дома для солдат открыты почти во всех больших городах и находятся под постоянным надзором; французская жандармерия отлавливает уличных проституток; больные проститутки отслеживаются и отправляются на лечение…» Лечение предполагало: насильственный аборт, стерилизацию, инъекции гормонов и антибиотиков.

131980370319005769.jpg

1319803838440048100.jpg

Во французском городе Брест бордель разместился прямо в синагоге

131980393065008238.jpg

В обыкновенном борделе с французскими дамами

131980401486007147.jpg

«Особой привилегией» считалась работа в гостинице, где обслуживались офицеры. Ниже уровнем шла работа в обычном борделе, где обслуживались толпы сержантов и рядовых. Из ноябрьского отчёта 1940-го из Анже: «Die Bordelle wurden in 14 Tagen von 8.948 Soldaten besucht, von denen 2.467 den Geschlechtsverkehr ausubten» – «14 дней – 8.948 солдат – 2.467 половых актов».
В 1942 году насчитывалось около 500 борделей вермахта на оккупированных территориях.

Понятно, что от такой трудовой занятости появлялись плоды. Многие женщины неохотно шли на аборт и предпочитали родить ребёнка анонимно в так называемой детодельне – «Lebensborn». Сами нацисты приветствовали связи солдат с женщинами братских арийских народов. Норвегия, Дания, Бельгия и Голландия были странами-селекционерами «детей хороших кровей». Только зарегистрированных детей родилось около 100 тысяч, и этих детей можно было усыновлять, отнимать у матери и увозить в Германию. Франция не являлась образчиком кровей, но по статистике национал-социалистов за 4 года оккупации родилось около 80 тысяч немчат.

131980411415002123.jpg

ССовская нянечка в детодельне «Lebensborn»

Если на любовные связи с француженками нацисты смотрели сквозь пальцы, то проблема половых сношений на Восточном фронте была больной язвой.
Известно, что Гиммлер был ярым сторонником сохранения чистоты расы. Гитлер же требовал доклады о новорожденных немчатах от славян, которые должны были стать рабсилой фашистской Германии. Официальных домов терпимости в Советском Союзе не было.
В Марте 1942 года главнокомандующий Херес отдал приказ создавать публичные дома на захваченных территориях СССР. Нацисты боялись партизан и венерических заболеваний. Девушки проходили строгий отбор. Особо приветствовались латышки, литовки и укоренившиеся немки. Чем дальше в глубь страны, тем мягче становились критерии отбора – уже смотрели на внешние показатели. Арийский показатель: рост не ниже 175 см, светлые волосы, голубоглазые или сероглазые – выдерживали немногие, поэтому набирали здоровых, красивых и более- менее умеющих говорить по-немецки.

131980419490009360.jpg

Проверка на профпригодность

«В Сталино .... бордель, предназначенный для немцев, располагался в старейшей в городе гостинице "Великобритания". Всего в борделе трудилось 26 человек (это считая девиц, технических работников и руководство). Заработки девиц составляли примерно 500 рублей в неделю (советский рубль ходил на этой территории параллельно с маркой, курс 10:1). Распорядок работы был таким:

6.00 – медосмотр.
9.00 – завтрак (суп, сушёный картофель, каша, 200 г хлеба).
9.30–11.00 – выход в город.
11.00–13.00 – пребывание в гостинице, подготовка к работе.
13.00–13.30 – обед (первое блюдо, 200 г хлеба).
14.00–20.30 – обслуживание клиентов.
21.00 – ужин.
Ночевать дамам разрешалось только в гостинице. Солдат для посещения борделя получал у командира соответствующий талон (в течение месяца рядовому полагалось их 5–6 штук), проходил медосмотр, по прибытии в бордель регистрировал талон, причём корешок сдавал в канцелярию воинской части, мылся (регламентом предполагалась выдача бойцу куска мыла, маленького полотенца и 3-х презервативов)… По сохранившимся данным, в Сталино посещение борделя обходилось солдату в 3 марки (вносились в кассу) и продолжалось в среднем 15 мин. Бордели существовали в Сталино до августа 1943 г.»

131980431533005336.jpg

13198055443700192.jpg

После войны храбрые французы отлавливали "немецких подстилок" и бесстрашно брили им головы.
Порядочные буржуа таким способом доказывали свою лояльность .

Нацисты всё же не доверяли жрицам любви с оккупированных территорий и возили дома терпимости на колёсах с вышколенными немками. От 5 до 20 женщин, работающие в полевом борделе, значились служащими военного ведомства. Девушки проходили строгий отбор – чистокровные арийки, частенько ярые национал-социалистки, работающие исключительно из патриотических побуждений. В месяц рядовая проститутка должна была ублажить не менее 600 солдат. В авиации и на флоте работали особые проститутки, их трудовой показатель был – 60.

Солдатам давались талончики (до 5-ти в месяц), на которые они могли сходить во время увольнения в пуф. Снять девочку стоило 3 рейхсмарки. Талончики были дисциплинарным поощрением, их могло быть больше, чем 5 или меньше. Перед каждым посещением женщин проверял врач, солдатам выдавались презервативы.

Но ни стационарные, ни передвижные бордели не ставили задачу сдержать сексуальное насилие. Из показаний рядового: «Ich stand von 6 bis 8 Uhr Posten. Gegenuber meines Wachpostens lebte der hochrangige Militarbeamte Behner. Um 6.15 Uhr waren aus seiner Wohnung plotzlich Schreie und Geschimpfe zu horen. Als ich mit dem Gewehr in den Raum trat, sah ich, wie der Offizier mit einer Reitpeitsche auf ein 13-14 jahriges Madchen einschlug, das halbnackt auf einem Tisch festgebunden war…» – «Я держал вахту с 6 до 8. Напротив моего поста жил высокопоставленный военный служащий Бенер. Вдруг в 6.15 из его жилища послышались крики и ругань. Когда я с ружьём вошёл в помещение, то увидел, как офицер ударил плёткой 13-14-летную полуголую девочку, привязанную к столу» (37 Meldung der 7. Abteilung der Politverwaltung der Volchover Front an die Politische Hauptverwaltung der RKKA, Bl. 183.)

Уголовная статистика вермахта на 1944 год насчитывала 5349 мужчин, осуждённых за моральные проступки, педерастию, педофилию… За изнасилование несовершеннолетних трибунал мог приговорить к смерти. И в большинстве своём дела были заведены во Франции. То, что происходило в СССР, судей вермахта коробило не так сильно.

После захвата Польши, в Германию начался наплыв вольнонаёмных рабочих, в 1940 году их уже насчитывалось больше миллиона. Чтобы предотвратить нежелательные беременности немецких женщин и дать возможность выходу сексуальной энергии иностранцев, с осени 1941 года стали организовываться бордели для наёмных рабочих. В ноябре численность заведений, которые должны были не только сохранять чистоту арийской расы, но и повышать работоспособность, достигала 60-ти. В этих домах терпимости работали исключительно иностранки – в большинстве своём полячки и француженки. В конце 1944 года численность вольнонаёмников превысила 7,5 миллионов. Среди них были также и наши соотечественники. За копейки поднимая экономику воюющей Германии, живя в закрытых поселениях, они имели возможность отовариться по талончику в публичном доме, что поощрялось работодателем!

131980454011001513.jpg

Вольнонаёмный расплачивается за проститутку. На стене табличка: «Только для иностранцев!»

131980459438009447.jpg

Уже внутри, с наёмной «не немецкой» проституткой.

Появились и бордели для заключённых:

13198047734900999.jpg

Первый публичный дом для узников открыли в июне 1942 году в лагере Маутхаузен
"Дать «прилежно трудящимся заключённым возможность посетить бордель и насладиться обществом женщины» представляется целесообразным", писал рейхсфюрер СС 23 марта 1942 года Освальду Полю, к компетенции которого относилось управление лагерями.По циничной идее Гиммлера, «дома терпимости» должны были повысить производительность рабского труда в каменоломнях и на оружейных заводах. Существование в Заксенхаузене, Дахау и даже Освенциме борделей, в которых узниц женских концлагерей принуждали к занятию проституцией, до сих пор остается малоизвестным аспектом нацистского террора
Более 60% из заключенных-проституток были немками, кроме того, в «командах особого назначения» были польки, узницы из Советского Союза и одна голландка. Евреек среди них не было, евреи-заключенные также не имели права посещать лагерные бордели. Примерно 70% заключенных-проституток попали в концлагеря как «асоциальные элементы», причем некоторые на свободе занимались проституцией.

Отобранных для лагерных борделей женщин помещали в лазарет, где их приводили в форму — им делали уколы кальция, они принимали дезинфицирующие ванны, отъедались и загорали под кварцевыми лампами.
Положение лагерной проститутки многими расценивалось как престижное.

131980500506001994.jpg

Одна из заключённых, Маргарет В., вспоминает день ее отбора для борделя: «В помещении мы должны были раздеться догола. Туда вошла группа SS и врач лагеря Шидлаувски. Они нас осмотрели. Я слышала, как Шидлаувски произнёс, : "Неужели они хотят эти кости?" Другой, это был комендант Бухенвальда Кох, ответил, что она хорошо сложена, мы её откормим…»

Тогда Маргарет В. было 25 лет. Вместе с 16 следующими отобранными арестантками она была переправлена из женского концлагеря Равенсбрюк в Бухенвальд к 20.000 мужским арестантам. Ее барак был огорожен колючей проволокой, к ее телу был предоставлен постоянный доступ.

Здание состояло из жилой комнаты, спальни, служебного кабинета SS, комнаты врачей и отдельных комнат для интима. Каждая комната имела свой порядковый номер, такой же получала женщина, принимающая в комнате. Маргарет В. получила «13».

Бордель работал с 19 до 22 часов. Входящие арестанты могли выбирать женщину, но сначала проходили медосмотр и получали разрешение на 15 минут половых сношений. Была разрешена только миссионерская поза. В каждой двери находилось отверстие для наблюдения и неотъемлемый надзиратель SS, следящий за точным процессом – разговоры и просто общение, без полового акта, запрещались.

131980508578006661.jpg

комната для интима

Для посещения борделя арестант должен был сделать заявку и купить так называемую «Sprungkarte» стоимостью 2 рейхсмарки. Для сравнения – пачка 20-ти сигарет в столовой стоила 3 рейхсмарки. Евреям посещение борделя было запрещено. Ослабшие после трудового дня узники неохотно шли в предоставленные им Гиммлером дома терпимости. Одни – по моральным соображениям, другие – по материальным – бордельный талон можно было выгодно обменять на пропитание.

131980515504008483.jpg

Карта для посещения борделя

Надзиратели боялись распространения венерических болезней и тщательно проверяли женщин на триппер и сифилис. Нежелательные беременности их не волновали, презервативы не выдавали, и как предохранятся – женщины должны были придумывать сами. Среди узниц возникала своя иерархия: были любимые и не пользующиеся популярностью. «Любимые» девушки, дабы не быть замученными за день посещениями, платили надзирателям за перенаправление клиентов. В день девушка должна была принять до 10 клиентов. За одного клиента девушке полагалось 45 пфеннигов, но только 20 приходили на руки. Надзиратели исполняли роль сутенёров, обеспечивая особо примечательных девушек новыми клиентами, расплачиваясь с девушками одеждой и едой.

131980524566006351.jpg

Ещё талончик

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот это информацион!!! Спасибо!!! А девчонки на первой фото ничего:):):). Хочу в бардель(((

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest

Даа... всё предусмотрели гансы, интересно а у нас что либо подобное было?? :-D

Share this post


Link to post
Share on other sites

Виктор Некрасов, автор повести "В окопах Сталинграда", в ходе интервью отметил, что "в немецкой армии, какая бы она не была, солдаты регулярно получали отпуска; были там и бордели, так что солдат где-то мог расслабиться, заняться любовью. У нас же – ни увольнительных, ни публичных домов. Офицеры жили с медсёстрами, со связистками, а рядовому оставалось только заниматься онанизмом. В этом отношении советскому солдату тоже было очень нелегко". Генерал М.П. Корабельников, доктор психологических наук, рассказал: "Когда я пришёл в армию, мне ещё не было и двадцати и я ещё никого не любил – тогда люди взрослели позже. Всё время я отдавал учёбе и до сентября 1942 г. даже не помышлял о любви. И это было типично для всей тогдашней молодёжи. Только в двадцать один или в двадцать два года просыпались чувства. А кроме того… очень уж тяжело было на войне. Когда в сорок третьем - сорок четвёртом мы стали наступать, в армию начали брать женщин, так что в каждом батальоне появились поварихи, парикмахерши, прачки… но надежды на то, что какая-нибудь обратит внимание на простого солдата, почти не было". Однако, как отмечает Б. Шнайдер, самый потрясающий ответ он услышал от генерала Николая Антипенко, который во время войны был заместителем маршалов Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского по вопросам тыла. Он сообщил, что летом 1944 г. в Красной Армии были открыты с согласия Верховного командования при его непосредственном участии два публичных дома. Само собой разумеется, что эти публичные дома назывались иначе – домами отдыха, хотя служили они именно этой цели и предназначались только для офицеров. Претенденток нашлось немало. Эксперимент, однако, завершился трогательно – и очень по-русски. Первая группа офицеров провела свой трёхнедельный отпуск по плану. Но после этого все офицеры вернулись на фронт и всех своих подруг взяли с собой. Новых уже не набирали.

Гитлеровскую Германию вполне можно считать первой страной, официально легализовавшей проституцию. Ведь проститутки получали жалованье, страховку, имели определенные льготы, а если бы (не дай бог) Третий рейх просуществовал еще лет 30, то заслуженно получили бы пенсию как участники боевых действий!

Но самое поразительное в этой системе даже не это. Все дело в пресловутой немецкой пунктуальности. Немецкое командование не могло позволить, чтобы солдаты пользовались сексуальными услугами когда захотят, а сами жрицы любви работали под настроение. Все было учтено и подсчитано: для каждой проститутки были установлены “нормы выработки”, причем брались они не с потолка, а научно обосновывались. Для начала немецкие чиновники поделили все бордели по категориям: солдатские, унтер-офицерские (сержантские), фельдфебельские (старшинские) и офицерские. В солдатских публичных домах по штату полагалось иметь проституток в соотношении: одна на 100 солдат. Для сержантов эта цифра было снижена до 75. А вот в офицерских одна проститутка обслуживала 50 офицеров. Кроме этого, для жриц любви был установлен определенный план обслуживания клиентов. Чтобы получить в конце месяца зарплату, солдатская проститутка должна была обслужить в месяц не менее 600 клиентов (из расчета, что каждый солдат имеет право расслабиться с девочкой пять-шесть раз в месяц)!

Правда, такие “высокие показатели” возлагались на “тружениц постели” в сухопутных войсках. В авиации и флоте, которые в Германии считались привилегированными родами войск, “нормы выработки” были намного меньше. Проститутке, обслуживавшей “железных соколов” Геринга, ежемесячно нужно было принять 60 клиентов, а по штату в авиационных полевых госпиталях полагалось иметь одну проститутку на 20 летчиков и одну на 50 человек наземного обслуживающего персонала. Но за тепленькое местечко на авиабазе нужно было еще побороться.

Подбор проституток с оккупационных территорий был на контроле у местных гауляйтеров. В претендентках дефицита не было, так как даже фольксдойче получали зарплату, пищевой паек, определенные льготы. Но вот служащими того самого министерства они уже не считались и им не полагались ни трудовая книжка, ни страховка, ни отпуск. Конкуренция, знаете ли. Ведь сами немки шли работать в публичные дома исключительно добровольно и из патриотических побуждений. В Германии тогда существовал Немецкий союз женщин и Ассоциация немецких девушек “Вера и Красота”, которые фактически и поставляли идейно подкованных жриц любви в полевые публичные дома. Причем эта работа считалась почетной: немецкие девушки искренне считали, что они вносят свою лепту в победу великой Германии.

131990316037009915.jpg

В налаживании полевой секс-индустрии немцы не обошли и такой вопрос как правила поведения солдат и девушек в борделе. Здесь тоже существовали свои правила и законы, причем каждый род войск к общим параграфам добавлял свои. К примеру, летчиков проститутка непременно должна была встречать в одежде, с аккуратным макияжем (неопрятность работниц строго наказывалась). Нижнее белье девушки, равно как и постельное, должно было быть безукоризненно чистым и меняться для каждого посетителя. А вот в сухопутных войсках, где с комфортом дело обстояло похуже, да и время на каждого клиента было ограниченным (в день нужно было принимать 10-20 человек), девушка могла встречать очередного счастливчика уже лежа в постели в одном нижнем белье. Постельное белье в солдатских борделях полагалось менять после каждого десятого клиента. Но это не означало, что проститутка могла позволить себе принимать солдат в антисанитарных условиях. Всех девушек, а также их комнаты ежедневно осматривал врач, при необходимости он тут же назначал профилактические или лечебные процедуры. За этим строго следил управляющий борделем, обычно имеющий медицинское образование. А чтобы облегчить контроль и повысить мобильность, дабы успевать за наступающими или отступающими войсками, бордели делали небольшими — по 5, 10 и 20 работниц в каждом.

Кроме того, что каждый немецкий солдат имел право расслабиться с девочкой пять-шесть раз в месяц, командиры могли от себя лично выдать ему поощрительные талончики. Такая награда могла ожидать того, кто уничтожит вражеского офицера выше командира роты или пулеметный расчет. В то же время талончик в публичный дом в руках командира был орудием (и очень действенным) для поддержания дисциплины в роте или батальоне. Ведь за нарушения порядка солдата могли лишить полагающегося по графику посещения борделя.

Кстати, непосредственно за войсками двигались лишь солдатские и сержантские публичные дома. Они размешались в деревушке или городке неподалеку от части, куда солдат и получал увольнительную. Тем же офицерам, которым нельзя было далеко отлучаться, проституток доставляли... на дом. А солдаты и сержанты к увольнительной получали специальный талончик-пропуск. Их выдавали по строгому списку, а перед походом к даме солдата обязательно осматривал врач подразделения, дабы не допустить заражения девочек очень распространенными среди солдат кожными и грибковыми заболеваниями. Солдаты имели талончик голубого цвета, сержанты — розового. Но с этого все строгости только начинались. Во-первых, солдату для посещения проститутки отводился всего лишь час. При входе в бордель он должен был предъявить солдатскую книжку, зарегистрировать талон (корешок с отметкой о посещении потом следовало вернуть в канцелярию части), получить средства личной гигиены (в этот джентльменский набор входил кусочек мыла, маленькое полотенце и три презерватива). Потом полагалось помыться, причем по регламенту мылиться нужно было дважды! И лишь после этого бравый солдат мог явиться к проститутке. Время на подготовку к процессу засчитывалось в общее время, положенное по правилам. Так что для утех с проституткой оставалось минут сорок — сорок пять.

Несмотря на врожденную педантичность и строгость, среди немцев все-таки были горячие головы, нарушавшие порядок. Частенько солдаты пробирались в сержантские бордели, где девочки были получше. Кто-то даже умудрялся попадать в офицерские. Правда, и расплачиваться за удовольствие в случае поимки приходилось дорого — до 10 суток гауптвахты. Однако больше всего среди солдат вермахта было распространено другое нарушение. По различным причинам (смущение, неопытность, моральные принципы) некоторые солдаты хоть и получали положенный талончик, но в бордель не шли. Поэтому среди солдат процветал бартер — ловеласы выменивали талончики в обмен на сигареты, шнапс, брюквенный мармелад. А талончики-то были именные! Любителям лишний раз оторваться приходилось исправлять фамилии, подделывать подписи, переодеваться. Но это уже была чистой воды самоволка. И нередко за самовольную отлучку в публичный дом солдата судили и отправляли в штрафную роту.

Из всех стран и народов, участвовавших в войне, немцы наиболее ответственно подходили к сексуальному обслуживанию своих солдат. Вот строчка из дневника генерала Гальдера, возглавлявшего в начале войны немецкий генеральный штаб: “23 июля. Пока все идет согласно плану. Текущие вопросы, требующие немедленного решения: 1. Лагеря для военнопленных переполнены. Надо увеличить конвойные части. 2. Танкисты требуют новых моторов, но склады пусты. Нужно выделить из резерва. 3. Войска двигаются быстро.Публичные дома не успевают за частями. Начальникам тыловых подразделений снабдить бордели трофейным транспортом”.

А вот о своих союзниках (венграх, болгарах, словаках, финнах и пр.) немцы заботились уже поменьше. Питание, оружие и обмундирование поставляли, а организацию публичных домов возложили на самих союзников. И только венгры смогли организовать что-то наподобие полевых борделей. Остальные же выкручивались как могли, так как доступ в немецкие заведения для солдат сателлитных армий был закрыт.

На весь немецкий "Африканский корпус" имелся всего один тыловой бордель, размещавшийся в Триполи.

Персонал вербовался среди итальянок. По свидетельству очевидца, женщины, согласившиеся на такую работу в пустыне, были далеко не красавицы, впрочем большинство солдат корпуса так их никогда и не увидело.

Несколько слов хотелось бы сказать об отношении к обслуживавшим немцев проституткам со стороны стран, противостоявших Германии. Наиболее лояльными были американцы и англичане, у которых под видом мелких торговых фирм тоже существовали полевые бордели. Немецкие жрицы любви не опасались попасть в плен к союзникам. Те регистрировали бывших проституток и отпускали с миром.

Кстати, в состав обслуги пушки "Дора" входил полевой бордель на 20 работниц.

131990381746007474.jpg

"Каждый солдат обязательно должен использовать презервативы!"

19 сентября 1942 года, почти через год после захвата города немцами, комендант Курска генерал-майор Марсель издал «Предписание для упорядочения проституции в г. Курске». Там говорилось:

«§ 1. Список проституток.

Проституцией могут заниматься только женщины, состоящие в списках проституток, имеющие контрольную карточку и регулярно проходящие осмотр у специального врача на венерические болезни.

Лица, предполагающие заниматься проституцией, должны регистрироваться для занесения в список проституток в Отделе Службы Порядка г. Курска. Занесение в список проституток может произойти лишь после того, как соответствующий военный врач (санитарный офицер), к которому проститутка должна быть направлена, дает на это разрешение. Вычеркивание из списка также может произойти только с разрешения соответствующего врача.

После занесения в список проституток последняя получает через Отдел Службы Порядка контрольную карточку.

§ 2. Проститутка должна при выполнении своего промысла придерживаться следующих предписаний:

А)…заниматься своим промыслом только в своей квартире, которая должна быть зарегистрирована ею в Жилищной конторе и в Отделе Службы Порядка;

Б)…прибить вывеску к своей квартире по указанию соответствующего врача на видном месте;

В)…не имеет права покидать свой район города;

Г) всякое привлечение и вербовка на улицах и в общественных местах запрещена;

Д) проститутка должна неукоснительно выполнять указания соответствующего врача, в особенности регулярно и точно являться в указанные сроки на обследования;

Е) половые сношения без резиновых предохранителей запрещены;

Ж) у проституток, которым соответствующий врач запретил половые сношения, должны быть прибиты на их квартирах особые объявления Отдела Службы Порядка с указанием на этот запрет.

§ 3. Наказания.

1. Смертью караются:

Женщины, заражающие немцев или лиц союзных наций венерической болезнью, несмотря на то что они перед половым сношением знали о своей венерической болезни.

Тому же наказанию подвергается проститутка, которая имеет сношения с немцем или лицом союзной нации без резинового предохранителя и заражает его.

Венерическая болезнь подразумевается и всегда тогда, когда этой женщине запрещены половые сношения соответствующим врачом.

2. Принудительными работами в лагере сроком до 4-х лет караются:

Женщины, имеющие половые сношения с немцами или лицами союзных наций, хотя они сами знают или предполагают, что они больны венерической болезнью.

3. Принудительными работами в лагере сроком не менее 6 месяцев караются:

А)женщины, занимающиеся проституцией, не будучи занесенными в список проституток;

Б) лица, предоставляющие помещение для занятия проституцией вне собственной квартиры проститутки.

4. Принудительными работами в лагере сроком не менее 1 месяца караются:

Проститутки, не выполняющие данное предписание, разработанное для их промысла.

§ 4. Вступление в силу.

Это предписание должно быть опубликовано Городским Головой г. Курска и вступит в силу с момента опубликования».

131990445012007470.jpg

131990445304009371.jpg

131990445577006445.jpg

131990445999006144.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×