Sign in to follow this  
Зяблик

Сто Героев войны 1812 года

Recommended Posts

Зяблик    349

cover.jpg 
 

Рядовой Еремин Степан (? – После 1812)

Московский пехотный полк принял участие в Смоленском сражении в день 5 августа. Москвовцы вместе с другими полками 7-й дивизии 6-го пехотного корпуса генерала Дохтурова встали на защиту Мстиславского и Рославльского предместий. Их штурм войска из корпуса маршала Даву начали, когда «в 4 часа пополудни подан был условный знак, три сигнальные ракеты, по которому все французские колонны одновременно двинулись к городу и атаковали предместья».

Рядовой Степан Еремин со своей ротой занимал позиции у самых городских ворот. Вражескую атаку отбили дружной ружейной пальбой, хотя местами дело доходило до рукопашных схваток, ударов русской пехоты в штыки. Тогда неприятель усилил артиллерийский огонь. От него полк и понес самые большие в тот день потери в людях.

Осколки пушечных гранат и картечины заставили пехотные роты защитников Смоленска поредеть. Близко разорвавшаяся артиллерийская бомба поразила и рядового Еремина, и тех, кто был рядом с ним. Это было уже под вечер, когда корпусу Дохтурова был дан приказ оставить город и уйти ночью на противоположный берег Днепра.

Товарищи не бросили получившего тяжелые ранения в ногу и плечо рядового: для него, как и для других раненых московцев, нашлось место на обозной телеге. Однако было ясно, что людей в таком состоянии далеко увезти даже по хорошо наезженной Смоленской дороге было невозможно.

Полковой начальник полковник Манахтин, видя, как тяжко приходится раненым, приказал ротным командирам развести их по окрестным от дороги деревням. Сельским старостам строго наказывалось «схоронить от французов» раненых нижних чинов, чтобы они не оказались случаем во вражеском плену.

 

В 1812 году. Художник И.М. Прянишников

Так рядовой Степан Еремин оказался на излечении в небольшой смоленской деревушке далеко от тракта. Раны заживали медленно, и когда началось изгнание Наполеона из российских пределов, он был еще не совсем здоров. Не гадал и не думал пехотинец-московец о том, что ему придется в Отечественную войну попартизанить. А дело шло к этому.

Отступавшие войска Великой армии «по части продовольствия терпели страшный недостаток». Им быдо приказано «самим добывать себе» провиант. Число мародеров в Наполеоновских войсках росло с каждым днем: они пешими и конными расходились по сторонам от Смоленской дороги, грабежом, вооруженной рукой добывая себе пропитание. Часть продуктов мародеры продавали своим же однополчанам, благо наполеоновцы оставили Москву «не с пустыми руками».

Одна из таких «партий» мародеров стала бесчинствовать в селении, которое находилось неподалеку от той деревни, в которой крестьяне укрывали оставленного им на излечение рядового Степана Еремина. Ему, как человеку военному, рано утром 10 ноября сообщили, что отряд французов из 47 человек совершил «набег» на село и стал его грабить.

Еремин не стал терять времени. Он собрал деревенских мужиков, велел им вооружиться вилами, топорами и кольями, вооружился и сам. С таким партизанским отрядом, над которым солдат взял начальство, он спешно двинулся на вырычку соседним сельчанам, оказавшимся в большой беде, поскольку мародеры бесчинствовали в их домах.

Подойдя к селению незаметно, Еремин приказал части своих партизан рассыпаться цепью и окружить место предстоящей схватки. Сам же во главе оставшейся части мужиков смело двинулся «по избам забирать непрошенных гостей», которые успели уже и обогреться, и начать пировать.

Французы никак не ожидали появления партизан, да еще вооруженных совсем не армейским оружием. Но все же дело без кровавых схваток не обошлось, что стоило мародерам семи человек убитыми, которых разъяренные мужики «положили на месте». Еще 40 французов, лишенных оружия и добычи, оказались взятыми в плен.

Рядовой под конвоем мужиков отправил толпу пленных и трофейное оружие на ближайший «казачий пост». Там ереминский «подарок» с благодарностью приняли, отправив его в уездный город, уже освобожденный от французов. Казачий хорунжий в донесении по команде, среди прочего, описал подвиг Степана Еремина, пехотинца Московского полка, находившегося в здешних местах на излечении ран, полученных при защите Смоленска.

Об этом случае – о том, как рядовой московец создал из мужиков партизанский отряд и разгромил наголову немалую «партию» французов, – было доложено главнокомандующему генерал-фельдмаршалу М.И. Голенищеву-Кутузову. Тот распорядился примерно наградить пехотного солдата за совершенный им подвиг на земле Смоленщине на исходе 1812 года.

Степан Еремин, ставший волей судьбы командиром партизанского отряда едва ли не в сотню местных крестьян, был произведен в унтер-офицеры (он послужил в армии уже немало и был человеком бывалым). И одновременно герой, чей подвиг украсил историю Московского пехотного полка.

 

 
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.